Previous Entry Share Next Entry
Эдинбург, выпуск #2: тебе всё равно никто не поверит
sepiya
kolyakulikov
На этом фото видно, как я выступаю со стендапом в клубе The Stand Comedy Club. На фото не слышно, но зал (человек сто) просто разрывается. Честное слово.

Ed_d02_01


Утром, конечно, я ни о чём подобном и не подозревал. Вот какой у меня был плейлист на день.

Ed_d02_02

Майкла Легга многие из вас могли видеть в Москве – он выступал в Digital October и на "Ирландской неделе" в Москве. Когда мы говорили в апреле, он говорил, что за написание шоу ещё не брался. Я контрол-фрик, и меня это страшно удивило. Но, как видите, справился.

Ed_d02_03

Выступал он в 15:40. С одной стороны, не самое звёздное время, но с другой стороны прямо за углом в это же время стояла очередь на Simon Munnery. Это звезда. А вот как пишут лайнапы: этот - в клубе, где выступал Майкл.

Ed_d02_04

Вот сам зал.

Ed_d02_05

Круглая комната, примерно 30 квадратных метров. Пять рядов стульев, зрителей просят садиться на первые три ряда, и появляется ощущение, что зал битком. Сквозь занавески видно солнечный свет. Я всегда думал, что это убийца комедии, но я ошибался. Вышло очень круто.

Майкл выступал без микрофона. В таком зале он был и не нужен. Он потом объяснил, что в некоторые моменты хотел добиться состояния интимности разговора, и жезл власти в руке – микрофон – сильно бы помешал этому. Было очень смешно. Когда он выступал в Москве, он много общался со зрителями, здесь же этого почти не было – только его собственный материал. В основном, он недоумевал по поводу того, какими дикими недовольными дебилами бывают иногда люди, у которых всё есть. Вот довольно внятная рецензия на этот счёт. Четыре звезды – это довольно неплохо.

И была у него история о собственном одиночестве – когда в чудном саду в Болгарии он пил один и увидел, как азартно трахаются лягушки, которые очевидно были счастливей его. В какие-то моменты он начинал орать, чтобы поддать эмоций, и потом признался, что у него после такого болит голова. На мой вкус, ор – лишнее. Когда орёшь, на это уходит много энергии и времени – я бы скорей переходил к панчлайну. Но в его исполнении это было совершенно восхитительно, и когда после крика он вдруг говорил что-то трогательное и нелепое, эффект был очень комичный.

Майкл выступлением был недоволен. Говорит, смеялись не там и почти не аплодировали. Хотя по моим ощущениям, в зале была истерика. Аплодировать действительно не хотелось, но было смешно постоянно.

Ed_d02_06

Я записал нашу беседу на диктофон, и на днях выжму оттуда что-то полезное. Что меня поразило: оказалось, рецензии на chortle, даже хвалебные, которые для меня, например, являются хорошим ориентиром в выборе того, что посмотреть, никак не влияют на посещаемость шоу. Этот авторитетный сайт читают только люди из индустрии, а не обычные зрители. Единственный толк от этих рецензий – когда потом агенты будут продавать его выступления, они могут надёргать оттуда цитат для афиш и промо-материалов.

Среди прочего он сказал, что сегодня вечером в самом лучшем стендап-клубе на свете будет крутое шоу, и спросил, не хочу ли я выступить. Я растерялся, а он сказал, что у них там часто в начале выступает какой-нибудь комик из другой страны. НА СВОЁМ РОДНОМ ЯЗЫКЕ!

То есть вообще ничего по-английски? Вообще ничего. Главное – ритм. Ритм шутки понятен в любой стране. И вообще не стоит париться – там будут лучшие зрители на свете, у клуба фантастическая атмосфера, они делали это много раз, и это всегда работало.

Ок. Это, конечно, дикость. Я никогда этого не делал. Я боялся. Но именно поэтому это и нужно было сделать. Договорились встретиться там в 23:00.

Весь день я ходил по городу и вслух проговаривал свой материал по поводу моего фиаско в Голландии. Это всегда работало в России, в этом куске чёткий ритм, разные эмоции. И что хорошо – ни одного слова, похожего по звучанию на английский. Я подумал, что иначе это было бы читерство. Ну то есть ты говоришь, допустим, «гей». Или «Путин». Или «Кока-кола». Люди скорее всего засмеются в этот момент – это слово, произнесённое во мраке бессмыслицы, намекнёт на то, что там, за стеной невнятности, есть какой-то логичный мир, который существует по своим законам, и там тоже есть что-то знакомое. Ха.

Так что я решил дать самому себе хардкора. Сплошное «сукно», «отнюдь» и «сарынь на кичку».

Не помню, почему я решил пойти на Joe Lycett.

Ed_d02_07

Видимо, где-то в рецензиях проскакивало его имя. Место популярное – комплекс старых каменных зданий (хотя тут везде так), в каждом из которых более-менее оборудованы залы. Посреди площади указатель. Всех бухают означенное пиво.

Ed_d02_08

Очередь опять стоит на улице. Начинает капать дождь, но всем по фиг. Вообще никто по поводу дождя не парится, только пара человек раскрыли зонты. Подумаешь – влага. Мы на сколько-то там процентов из неё состоим.

Ed_d02_09

В зале человек 150. Да, фото паршивое. Зрители сидят в форме каре, амфитеатром, стены обтянуты чёрным.

Ed_d02_10

Джо оказался бисексуалом с соответствующими манерами и бронебойным спокойствием и обаянием. У нас в импрове есть понятие статуса. Очень легко играть, например, мента или тирана: нужно подавлять собеседника силой голоса, физически, занимать его пространство и т.п. – в общем, активно демонстрировать, что ты альфа-самец. Но это только один тип высокого статуса – можно быть предельно расслабленным и человеколюбивым, и при этом тотально контролировать ситуацию, оставаться на высоте, любезно принимая абсолютно всё.

Вот Джо был как раз таким. Он увидел в зале юного паренька – тому оказалось 13 лет. Он спросил его родителей, как они относятся к тому, что в шоу будут откровенные вещи и матершина. Отец паренька ответил: «That shit happens all the fucking time». Джо не запарился и ничего не изменил, хотя на афише стояло +14.

В первом ряду сидел очень пьяный чувак, который пил белое вино через трубочку, вставленную в бутылку. Он даже сделал собственную трубочку – вставил одну в другую, чтобы можно было доставать до дна. Ок, Джо легко включил его в шоу. И даже когда тот откровенно испортил финальный смешной номер, когда он должен был стоять на сцене и держать в руках картинки, Джо улыбался, шутил по этому поводу и вообще не дрогнул.

Вечером мы познакомились – он тоже выступал в The Stand. Он признался, что всё шло ужасно, концертом он скорее недоволен. Я уверен, что этого не почувствовал никто.

Ed_d02_11

Разумеется, он шутил по поводу геев, но очень мало и, я бы сказал, как-то свежо, без жопных намёков. В основном, он демонстрировал то, что называется комедией наблюдений – взгляд у него острый и интересный, незлобный. Хотелось бы подольше поразглядывать мир через его очки. Плюс разные забавные истории, которые с ним случались. Небольшой фрагмент на ютюбе.

Потом – Рич Холл.



Я вошёл в зал последним, и сел в конце. Снять ничего не успел. Это была большая палатка – человек на 400, растянутая посреди площади. Средний возраст зрителей у него – лет 50. Шутки – в основном, о британском, американском и канадском менталитетах. Чёткие, тонкие, умные, завидные. Поспрашивал несколько зрителей из первых рядов, откуда они и чем занимаются, и спел про них несколько песен.

У выступлений не в зданиях есть свои недостатки. В какой-то момент пошёл дождь – все услышали довольно откровенный шелест по крыше тента. Рич Холл отшутился: все это слышат? Ок. А то я подумал, что меня удар хватил.

Не бог весть какая острая шутка, но зал разорвался. И потом случилось настоящее комедийное чудо. Он спел песню про одного из зрителей – тот работал инженером на атомной станции. Разумеется, песня была о том, что тот паршивый и откровенно опасный инженер. И как только он закончил песню, раздался очень громкий взрыв – где-то устроили салют. И Рич Холл говорит: «There goes your plant». Истерика.

На выходе девушки задорно предлагали купить диск Рича Холла, но на моих глазах желающих не было.

А вечером было ТО САМОЕ. Вот лайнап.

Ed_d02_12

Второй – Simon Munnery. Последний – David O’Doherty. Перед началом все тусовались в гримёрке (в той самой, где были сняты интервью для Alternative Comedy Experience).

Ed_d02_11_01

Я заметил разницу: когда мы, русские комики, собираемся вместе, начинается беспощадное рубилово – все шутят друг про друга и безжалостно размазывают чужие факапы. Эти же ребята были милыми, улыбчивыми, радушными, болтали про разный фестивальный стафф и хвалили работу друг друга. Шутили не помню про что, но очень смешно.

Я волновался, но все меня успокаивали и говорили, что всё будет супер. Так и было.

Зал был полный. Многие стояли. Вход – 10 фунтов.

Ведущих было двое. Когда они записывали, как меня представить, я их попросил сказать Nikolay Preedurok Kulikov. Это они так и не выговорили и поэтому объявили: «Our Russian!» И пока я шёл на сцену, раздался божественный оперный женский голос, который протяжно пропел: «Our Russssiiaaaaan!» Я даже затупил немного вначале – возле сцены сидела красивая девица с маленькой гитаркой. Так она объявляла всех.

Я честно по-русски сказал: «Я буду выступать по-русски. Если у вас на этот счёт плохие предчувствия, то не волнуйтесь. У меня тоже». Честное слово, смех был просто оглушительный. Никто ничего не понял, но та уверенность, с которой я дальше пошёл фигачить свой материал, повергала всех в дикое веселье. Удивительно – работали все панчлайны.

Ed_d02_13

Минуты четыре я выступал. Когда ушёл со сцены, туда вернулись ведущие, и один крикнул: «A failure!» Странно, подумал я на мгновение. А зал тут же хором отозвался: «A noble failure!»

Такая традиция была в этом заведении на подобных вечеринках. Чем более необычные, откровенно глупые, абсурдные вещи творили уважаемые юмористы – тем лучше. Этого от них и ждали. Поэтому, конечно, совершенно уместным был русский, который уверенно, с полной самоотдачей, как будто так и надо, прогнал свою историю, хотя никто ни слова не понял.

Выступал чувак со стендапом в стихах. Выступали два чувака на выдуманном языке. Джо написал свой материал прямо в гримёрке и вышел на сцену, завернувшись в леопардовую накидку от дивана, в цилиндре, на котором был закреплён велосипедный фонарик.

Ed_d02_14

Он изображал импресарио, который хвастался своими проектами. Дэвид О'Догерти приклеил на свой синтезатор три куска туалетной бумаги, на которых скотчем изобразил Муссолини, Гитлера (хотя выдал его за Ричарда Херринга) и Лэнса Армстронга (я не понял, кто это). Приклеил их на потолок. Каждый зритель получил бумажный самолётик, и когда О'Догерти пел песню про войну, все должны были бросать эти самолётики в воздух. Детский сад и сумасшедший дом. Очень смешно.

Ed_d02_15

При этом не было ощущения самодеятельности. Все были профессионалами. У каждого было минут по 8-10. В каждом куске – чёткий ритм. Смех – в среднем каждые 15 секунд. Зрители не хеклерят, а если вдруг кто-то в зале что-то скажет, ведущие сразу орут на него: «Utterly unaccepted hecklering!» - или что-то типа того. То есть всё это контролируемое британское безумие, на мой вкус – вполне в духе, например, Министерства дурацких походок, когда джентльмены ведут себя, как придурки. Всё продолжалось часа два с половиной. После каждого третьего комика объявляли перерыв на 15-20 минут, и все отправлялись к бару.

И знаете, что удивительно? Мне заплатили! Да! Подошла тётенька, попросила расписаться в ведомости. Там стояли имена других комиков и их подписи. Simon Munnery в качестве подписи нарисовал забор (неудивительно: перед выступлением он выкурил здоровенный косяк и, похоже, не отказывает себе в этом никогда). Я расписался. Мне дали 20 фунтов. У меня было ощущение, как будто я напился. Dream, как говорится, come true.

Продолжаю наблюдение. Похоже, за мной – тоже. Такие парни тут повсюду. Или он один, но всегда оказывается там же, где и я. На фото не очень понятно, но он размером с автобус.

Ed_d02_16

Первый выпуск «Эдинбургского наблюдателя» тут.


  • 1
А что Вы, Коля, рассказывали?

О том, как мне выступалось в Роттердаме в ресторане "Баку" и я пытался подружиться с женщиной-хеклером.

Николай, замечательные наблюдения, и гордость за русский стендап.

Коля, ты классный!

Спасибо коля, интересно и захватывает, а про примерку и закулисье..так и есть у нас в плейбэке тоже западники простые и душевные, не стеба не надрыва..все энергия для сцены.

Везет, живого Саймона увидел. Молодчага!

Когда я ушёл со сцены и пошёл в гримёрку, он стоял в коридоре, и на нём был надет викинговский шлем с рогами. Он мне говорит: молодец, мол. Я ему говорю: удивительно, они вообще ничего не поняли, но смеялись в нужных местах. А он говорит: Well, it's all just a clowning basically.

Потом он вышел на сцену и начал говорить что-то длинное, проникновенное и очень правильное: про то, что жизнь - наша фантазия, и мы не замечаем важные, сущностные вещи, и гонимся за... и т.п. Зал вообще не шевелился.
Потом он помолчал. Снял рога и говорит: It never worked with this thing.
И тут просто дикий хохот.
Ну а дальше был его примерно обычный стафф.

А когда все расходились и прощались, он говорит, типа, pleasure to meet you (ну, там все так говорят), а ему я говорю: It was a pleasure to see you in... in a... in a... substance. Он посмеялся. Я себе нарисовал небольшую звёздочку на фюзеляже (хотя, конечно, помнил, что до этого был большой косяк и в такой ситуации самонадеянно все достижения приписывать только себе).

Собираюсь, кстати, на него на следующей неделе. Если к тому времени выйдет Maxim с твоей грудью на развороте, могу дать ему на подпись.

Отличная шутка со шлемом!
Когда увидишь Саймона в следующий раз, скажи ему, что, мол, живет где-то в далекой, холодной России, человек, который его очень любит. Это Андрей Попов из Пскова. А про меня не говори.

Интересные отчёты! Жалко, что Роттердам тебе только так запомнился :))

Невероятная крутота.

  • 1
?

Log in