Previous Entry Share Next Entry
книжка про стендап
sepiya
kolyakulikov

Всем, кто интересуется stand-up comedy, рекомендую вот эту чудную книжку – Franklyn Ajaye. Comic Insights. The art of stand-up comedy. Это сборник интервью, которые комик Franklyn Ajaye взял у различных стендапщиков и людей, вовлеченных в комедийный бизнес. Весьма вдохновляющая книга. Ни одного шоу этого комика я не видел, но судя по тому, как с ним общаются известные по сей день звезды, он был заметным артистом. При этом его комментарии и замечания о профессии всегда дельные и очевидно выстраданные. Я перевел оттуда несколько высказываний.
Я еще неуверенно перевожу на русский некоторые термины. К слову, comedy по-английски означает и комедию как жанр, и юмор вообще, и также может восприниматься как субстантивированное прилагательное «смешное». А слово act означает и само выступление как процесс, и порядок кусков в выступлении, так что я пишу иногда просто «акт». Надеюсь, что смысл я передаю верно.

Buddy Morra, менеджер многих стендап-комиков.
Когда какой-то комик интересует вас, на что вы обращаете внимание? Обращаете ли вы внимание на их материал?
Материал несущественен. Кто-то сказал много лет назад: «Когда зрители выходят из зала, они помнят шутку или они помнят человека?» Если они помнят шутку, то у вас проблемы.

Боятся ли некоторые люди демонстрировать свою точку зрения на сцене?
Конечно. Но я всегда верил, что если вы хотите быть по-настоящему замечательным артистом, особенно в комедии, для вас это почти что самоанализ. Вы должны обнажать себя. Иначе это не сработает. Потому что если вы отступите, то и зрители отступят от вас.

Budd Friedman, владелец сети клубов stand-up comedy The Improv.
Должен ли комик стараться создать образ на сцене или же нужно дать ему развиться самому по себе?
Вуди Аллен так нервничал перед выступлениями, что его тошнило. Это его образ – и он был естественным. У нас выступает парень из Канады, который говорит, держа руку возле рта. Когда я впервые увидел его, я посоветовал ему не делать этого, и он ответил, что это вроде как его фишка. Теперь это неотделимо от него. Это стало значительной частью его выступления. И я уверен, что это возникло из его собственной естественной склонности к волнению.

Jerry Seinfeld, stand-up comedian.
Сколько времени ушло на то, чтобы выявить сущность твоего юмора (comedic essence)? 
Я бы сказал, что десять лет. Она всегда меняется, потому что как человек ты постоянно меняешься. Появляются все время новые вещи, о которых ты хочешь говорить, и ты начинаешь чувствовать, что ты можешь говорить об этом, но я не верю в то, что это нужно искать. Это ведет к появлению на сцене штампов и масок – вместо живого трехмерного человека, на которого, как мне кажется, зрителям больше всего нравится смотреть. Поэтому я бы сказал, что человеку надо просто записывать все, о чем он думает, и естественно ему будет приятно говорить о какой-то части этих вещей. Потом он, разумеется, начнет вычеркивать те вещи, которые ему не подходят. Но это займет какое-то время.  

Richard Jeni, stand-up comedian.
(
Речь зашла о том, что Richard Jeni в начале своего пути в стендапе делал какие-то вещи, подражая манере и подходу тех комиков, которые были ему близки - пер.)
Важно ли влияние [других, уже известных комиков] на формирование комика?
Если молодой комик на самом деле старается не испытывать никаких влияний, думаю, он оказывает себе дурную услугу. Представь, какой-нибудь писатель скажет: «Я намеренно не собираюсь читать ни одной из великих книг». Или ученый: «Не хочу ничего знать о том, над чем сейчас работают другие ученые». В каком-то смысле ведь не существует ни одной по-настоящему оригинальной идеи. Все, что у тебя есть, это набор уже существующих идей, переосмысленных и пропущенных сквозь тебя.

Franklyn Ajaye, stand-up comedian.
Важное замечание для тех, кто составляет свой первый сет. Всегда оставляйте то, что вы считаете наиболее сильным материалом, в конец. Сильный финал может спасти слабое начало, но не наоборот. Это закон публичного выступления – зрители помнят то, как закончил, а не то, как ты начал. Если ты начал плохо и нерешительно, всегда есть шанс, что во время выступления ты избавишься от зажимов, так что к тому моменту, когда придет черед сильного материала, ты будешь более расслабленным и естественным – и это позволит тебе выдать финальный кусок так, как нужно, и завершить сет хорошим смехом.

Важно составить не только порядок подачи материала, но и хорошо продуманный перечень целей, которых вы желаете достичь. Таким образом вы не будете зависеть от того объема смеха, который вы вызовете или не вызовете. Эти цели должны касаться развития одного или нескольких элементов комедии. Затем, когда вы будете слушать запись вашего выступления, вы сможете понять, насколько были достигнуты эти не связанные со смехом цели.
Например, вы можете поставить себе цель, что при любом раскладе подача материала будет четкой, экономичной и внятной. Или же ваша цель может состоять в том, чтобы все время оставаться сосредоточенным на сцене.
Доведя эти элементы до совершенства, вы получите желаемый смех. Если вы поймете, что строите свой стендап-акт так же, как спортсмен с большими амбициями готовится к игре в теннис или гольф (медленно овладевая каждым техническим элементом), то развитие придет к вам естественным образом. Более того, такое развитие приведет вас к тому дню, когда зрители будут смеяться над всем, что вы скажете.

О волнении.
Самый лучший совет, который я могу дать вам по поводу волнения – не бойтесь его. И даже наоборот - используйте волнение. Джонни Карсон (знаменитый стендап-комик и телеведущий – пер.) однажды дал мне совет перед тем, как выйти на сцену в The Tonight Show, чтобы исполнить свой вступительный монолог. Я был гостем на шоу  в тот вечер, и я нервничал сильнее, чем обычно, когда я выступаю в клубах. Я стоял за сценой и увидел его за две минуты до начала шоу – он нервно трепал манжеты свой рубашки. «Только не говорите мне, что вы до сих пор волнуетесь», - сказал я ему с недоверием. «Каждый вечер», - ответил он. И когда я ему рассказал, как я ненавижу это чувство волнения, он сказал мне не бояться его и использовать его. Это небольшое замечание я запомнил навсегда, и оно изменило мой взгляд на волнение.
Бывают такие шоу – и я предпочитаю их, – когда у меня нет и следа от того волнения, которое бывает перед выступлением. Но бывают и другие – вроде телевизионных шоу или показательных выступлений (showcases – видимо, это имеет отношение к завершающим выступлениям его мастер-класса по стендапу – пер.), – когда проявление этой нервозности неизбежно. И что я ненавижу в этом состоянии – все, что может пойти неправильно, пойдет неправильно. Но в приступе нервозности есть и то, что не даст этому случиться. Нервное напряжение говорит о том, что адреналин впрыскивается в вашу нервную систему, а адреналин (как мы все знаем) это то, что усиливает наши чувства и ускоряет наши реакции в моменты опасности. И он делает то же самое, когда вы на сцене. Само по себе волнение не может заставить вас потерпеть неудачу, но если вы к нему не готовы – может. Так что приготовьтесь и примите ваше волнение, зная, что в этот момент ваши чувства и разум остры и быстры насколько это возможно.

Bill Maher, stand-up comedian.
Часто ли ты проваливался в первый год?
Конечно. Как ты вообще можешь не проваливаться в первый год? Я не знаю, как кто-то может вызывать смех даже в пятнадцатый раз, когда он выходит на сцену. Не помню точно, когда был первый раз, когда я сделал сет, в котором было хотя бы пятнадцать минут приличного смеха, и я почувствовал себя как настоящий комик, но определенно это случилось по меньшей мере через год.

Приучал ли ты себя к определенной дисциплине вначале?
Определенно у меня были трудности с тем, чтобы работать над комедией не покладая рук. Когда ты только начинаешь, очень сложно воодушевлять себя на работу над своим материалом, потому что ты еще плох, у тебя не получается стать лучше, и каждый выход на сцену – переживание довольно паршивое. Так что кому охота после этого приходить домой и снова браться за работу над своим выступлением? Но это также работает в обратную сторону: если ты что-то делаешь хорошо, тебя это вдохновляет на дальнейшую работу.

Бывало ли у тебя так, что ты выступаешь в разных клубах и вдруг обнаруживаешь, что кусок, который работал, вдруг без всякой причины перестает вызывать смех?
Да, это забавный феномен. Шутка как будто просто улетучивается. Поэтому я записываю на кассету каждое выступление, потому что зачастую имеет значение какая-то тонкость, нюанс в том, как ты это делаешь. Ты делаешь это почти так же, как раньше, и получается совсем другой результат. Многое зависит от крошечных деталей. Например, сообщил ли ты аудитории ровно столько – или может слишком много – информации перед панчлайном, что он уже не является для них сюрпризом. Как бы то ни было, для меня по-прежнему остается загадкой, почему какой-то кусок перестает работать.
Я еще думаю, что зрители могут ощутить, когда пассаж тебя захватывает и когда он нов и для тебя. Иногда ты и не задумываешься, почему он больше не вызывает смеха, - для тебя он тоже выдохся. Поэтому для начала тебе нужно вернуться к тому, что тебе нравилось в этом куске по сути, – чтобы не просто повторять те же слова, которые ты говорил раньше.

Chris Rock, stand-up comedian.
Чтение газет – необходимая часть твоей работы над материалом?
Да, в каком-то смысле. Это помогает ощущать пульс и настроения того, что происходит вокруг тебя. Но я обнаружил, что больше всего в собирании материала мне помогает другое – когда я просто нахожусь рядом со множеством людей. Например, на каких-нибудь приемах или собраниях. Скажем, кто-то умирает, собирается вся семья, и я просто тихо впитываю все это. Впитывай все это. Просто стань большой губкой и слушай тех людей, на которых ты не хотел бы обращать внимания. Слушай их на самом деле, потому что они обязательно скажут какую-то мелочь, которую ты сможешь использовать. Иначе они просто не могут.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account