Previous Entry Share Next Entry
Твёрдая четвёрка, или Как я начал. Гигантский текст.
sepiya
kolyakulikov

12 июля 2007 года прошёл мой первый концерт. То есть я занимаюсь стендапом четыре года.

Меня иногда спрашивают, с чего вдруг я решил это сделать, как я начал и как всё это выглядело. Коротко я отвечаю так: начал смотреть стендап, читать книжки по теме, выполнять упражнения оттуда, писать материал, репетировать, потом подошёл день концерта, и я выступил. Ничего сверхъестественного.

Хотя сейчас я понимаю, что только неведение и здоровая придурковатость провели меня к этому концерту. Не в том смысле, что стендап – сложная штука, и если бы я знал, как трудно будет, я бы отказался. Нет, я бы всё равно ввязался в это дело. Просто стремался бы побольше.

Я подробно описал, как это всё происходило. Если мой текст послужит хлопком по плечу какому-нибудь начинающему стендаперу, буду рад. Старик, если ты не хочешь каждый день ходить к десяти на работу, добро пожаловать на наши галеры.


ДО СТЕНДАПА
Я несколько лет писал сценарии для чего придётся. Рекламные ролики, клипы, презентационные фильмы про заводы, короткометражки для себя и друзей, даже один полнометражный фильм про танк, который снимали пять человек и никто не снял, и – скетчи. Мы с другом Павловым одно время болели Пайтонами и хотели создать что-нибудь равноценное. Написали с десяток скетчей и на этом дело встало: сами мы снимать не умели, режиссера найти не могли, да и единомышленников, которые могли бы разделить наше чувство юмора, было мало. То есть читают люди сценарий нашего скетча – им не смешно. Когда мы начинаем рассказывать, как там всё устроено, кто как говорит и машет рукой – все сразу смеялись.

Поэтому мы решили устроить публичные чтения наших скетчей. Договорились с клубом «Цирлих-Манирлих» (сейчас его уже нет) и пригласили тьму друзей. Мы тогда уже славились в узком кругу своими идиотскими шуточками и были уверены, что уж человек семьдесят соберётся нас послушать. Чтобы смягчить себе падение, мы приурочили это ко дню рождения Павлова. Расчёт был дьявольский: только полный мерзавец не станет заполошно аплодировать и смеяться в день рождения скромного автора. Туда же мы пригласили и всех ребят, с которыми потенциально хотели бы поработать: увидев нас во всём блеске, они не смогут нам отказать (да, одно из важных качеств начинающего артиста – дремучая наивность.)

Павлов сказал, что будет читать по бумажке. Я отверг это ретроградное медиа. К тому моменту половину одного из полушарий моего мозга оккупировал британский трансвестит.


…OR DEATH?
В 2006 году Рома Кантор уехал учиться в киношколу в Париж и посылал оттуда просветительские письма: мои знакомые англичане советуют то, американцы – вот это, скорее смотрите и т.п. Так я открыл для себя много чего удивительного, чего здесь ещё и не знали: «Mr. Show», британский «The Office», «Arrested Development», «Curb Your Enthusiasm», «A Bit of Fry and Laurie» (первые две серии я перевёл и выложил в емуль за год до того, как их целиком выпустило «Кармен Видео»), ещё что-то и – Иззарда.

Тут я должен хлюпнуть носом. Мне всерьёз кажется, что рука судьбы подкидывала мне в нужной последовательности и видео, и субтитры, и книжки, и визитки хороших людей, и предложения выступить там-то, а не там-то, и факапы разной мощности именно в такой прогрессии, чтобы я мог с ними справиться. Если бы я увидел первым какого-то другого комика, то, может, и не разверзлись бы небеса и рука вседержителя не дала мне освежающей затрещины.

Когда я увидел Иззарда – о, мама моя, это было откровение. Аллилуйя! Я прозрел и пошёл. Не нужны никакие сценарии, никакая плёнка и актёры – я всё могу один. Любая чушь в моей голове, любые дикие сближенья – всё это имеет право жить, всё это может быть вывалено наружу без стеснения. Свобода самых панковских мыслей, равенство междометий (so yeah…) и благородных слов (fantabulous!), жонглирование целыми эпохами и империями вперемешку с овцами и белками – и при этом он на каблуках! В мейкапе! Папа, почему ты не научил меня краситься?! На его месте должен был быть я!

Я думал: это как раз такой тип, с которым я хотел бы быть в одной компании. Он такой же, как мы, когда мы гоним на кухне, только он стоит на сцене и уже миллионер. И мне очень хотелось, чтобы такие же удивительные ребята в России, на русском языке, выходили на сцену и вываливали на меня свои галлюцинации, и, сами того не зная, говорили бы что-то и обо мне. Для меня шутка всегда объясняла картину мира понятнее, чем что-то другое. Но таких ребят не было. Окей. Чтобы здесь был свет, ток должен идти по нам. Я сам это сделаю.

План мой был такой: я буду говорить, что хочу, а люди будут смеяться. Начну прямо сейчас.

В этот момент рука вседержителя поставила галочку напротив пункта «Куликов, смысл жизни». Я дал публичное обещание себе и человечеству, что займусь стендапом. Чтобы не отступить.

(О языке. Мне сложно отделаться от ощущения, что Иззарда с переводом могут смотреть только безграмотные и бесперспективные неудачники. Вообще, стендап в переводе – удовольствие для бедных. И уж точно тупиковое занятие для человека, который собирается заниматься стендапом.)


TERRA NOVA
Я стал смотреть очень много стендапа и искать как можно больше информации о том, как это делается. Благодаря всё той же руке вседержителя все первые стендапы, которые я нашёл и которые меня задели, оказались с английскими субтитрами. Мне это очень помогло на первых порах. Я не отлипал от монитора. У меня постоянно были открыты окошко с шоу и словарь.

Тогда я ещё не понимал разницы между британскими и американскими комиками (а тем более – австралийскими и новозеландскими). Почему-то удавалось отыскать в основном американцев. Часто смотрел Сайнфелда, Уильямса, Кристофера Тайтуса, Рассела Питерса, посмотрел почти всё, что вышло в серии Comedy Central Presents.

И – начал читать книжки. Это было даже более полезно, чем сам стендап, потому что у меня долгое время была одна непроходимая проблема. Например, я всегда любил кино и мечтал заниматься кино. Но мне казалось, что это удел небожителей, которые рождаются сразу на Мосфильме или в Голливуде, и попасть в их мир совершенно невозможно, потому что они все гении, а я всего лишь Коля Куликов.

То есть я почему-то не верил, не допускал мысли, что и я могу быть там же, где эти небожители. Меня никто не отвергал, никто не критиковал моих работ (их не было), – я сам связал себя страхами и сомнениями и построил себе домик с очень низенькой крышей на обочине увлекательной жизни.

Но потом, как-то само собой, не всерьез, играючи и ненавязчиво, стал писать сценарии, и их снимали, и я немного осмелел и уже иногда называл себя сценаристом. Теперь мне нужно было увидеть, что и в большую комедию можно войти с улицы. Мне хотелось, чтобы кто-то мне сказал, что раз у многих получилось, то и у меня получится. Почему-то я не мог сказать себе это сам.

Первой книжкой о комедийном ремесле, которую я прочёл, была автобиография Пайтонов. Меня она успокоила и воодушевила. Я увидел, что даже эти великаны ни на что великанское не замахивались. Они просто делали работу за деньги, целый рабочий день, и так сложилось, что им никто не мешал, они не мешали друг другу, и честно сочиняли скетчи, которые хотели бы увидеть сами.

Мне тоже никто не мешает, и у меня в сутках столько же часов, сколько и у них. Остаётся только сочинять то, что я хочу.

С этим настроем я взялся за стендап. Рука вседержителя подкинула мне pdf с «Comedy Bible».


COMEDY BIBLE
Большая часть книжек о сценариях и о комедии, что я прочёл, написана американцами. Почти во всех читается простая философия: мы ничего не знаем о твоём вдохновении и о твоей душе, лезть мы туда не будем, но зато мы хорошо знаем, как сотворить рукопись и как её продать, и этому мы тебя сейчас научим.

Эта книжка вышибает дурь и незаметно для тебя самого накачивает тебе нужные творческие мышцы. Поначалу, когда ещё только врубаешься в стендап, всё, что произносит комик на сцене, кажется единым, цельным монологом. Даже когда я смотрел двадцатиминутные шоу Comedy Central Presents, казалось, что всё это парень сочинил одним махом, и теперь, видимо, мне придётся сделать то же самое, а это адски сложно. Да, это адски сложно.

Унылое словечко времён советской эстрады – монолог – я не встретил ни в одной книжке по стендапу. Термины, которые используются там, – joke, bit, routine, act, show. То есть никто не заставляет тебя лепить сразу монолог. Делаешь короткие bit’ы, а потом, когда-нибудь, составляешь из них свой act.

И! Самое важное! У этих bit’ов есть структура. Её можно найти почти у всех стендап-комиков (кроме разве таких специалистов по one-liner’ам, как Steven Wright и Jimmy Carr - у их шуток есть своя структура из сетапа и панчлайна, - или бешеных психов типа Jerry Sadowitz). Эту структуру можно освоить и наполнить своими переживаниями и выдумками. Создание шутки – это искусство управления мыслью зрителя. Чтобы мысль зрителя направилась туда, куда тебе нужно, есть несколько нехитрых приспособлений.

Книга постепенно разбирала эти приспособления, разворачивала структуру и вкладывала в голову читателя. Я хочу выделить – постепенно. Автор, Джуди Картер, провела сотни мастерских по стендапу, она как будто знала все мои вопросы, все мои затыки и медленно прочищала мне голову, убеждала, что если сотни парней смогли, осознанно или неосознанно, работать с этой структурой и быть смешными, то и у меня получится. И никто, кроме меня, не может сказать, могу я делать это или нет. В общем, убеждать она умеет.

Надо признать, что у меня было одно сомнение. Почему до сих пор ни один известный комик не сказал, что пришёл в стендап благодаря такой-то мастерской или такой-то книжке? Приносят ли они пользу, если никто знаменитый их не хвалит? В общем, сомнение было, но я не стал с ним особо возиться, а стал выполнять задания. И в этом году впервые увидел комика, который пришёл в это дело после двухдневной стендап-мастерской. Daniel Sloss - 21 год, очень хорош, уже выступает в шоу у Майкла Макинтайра. И у него там такое же поло из ТопШопа, как у меня.

Так что мой ответ на вопрос, можно ли научиться шутить по книжке, такой: это идиотский вопрос. Это всё равно что спросить: можно ли соглашаться варить по воробьям? Если какое-то дело для тебя – вопрос жизни и смерти, то ты его просто делаешь, как умеешь, каждый день по чуть-чуть, и в этом тебе могут помогать книжки, фильмы, бабушки возле подъезда, сквозняки в поездах, растворимость сахара, установка кондиционеров, дзюба-дзюба, три лимона на десять, весь белый свет. А если вперёд себя всегда посылать банду вопросов, то, конечно, ни один потенциальный помощник не выживет.

(О книгах. Я прочёл с полтора десятка книг о комедии. Что касается стендапа, то от всей души рекомендую эти, мне они помогли. А эту и эту не рекомендую совсем. При том, что и оттуда я вытянул что-то полезное в идеологическом плане, на мой вкус, они довольно слабы в плане техники. С другой стороны, они неплохо продаются, люди по ним занимаются, и в интернете есть отзывы людей, который благодарят авторов за потрясающие знания и открытия. Этих «Secrets to Standup Success»  у меня даже две и, если кому-то надо, могу поменять на что-нибудь другое.)


ВПЕРВЫЕ НА СЦЕНЕ
Выступали мы в день рождения Павлова. Собралось человек 70-80 – друзья, друзья друзей. Было здорово, все очень смеялись. Я понял самое важное: у меня получается быть смешным на сцене. И когда я там, а на меня смотрят люди и смеются, я чувствую, что живу не зря. И – удивительно – люди готовы потратить силы и время, чтобы увидеть то, что я делаю.

Конечно, я упускал из виду, что это был день рождения Павлова, и многие пришли бы, даже если бы мы целый час молчали. Возможно, я заблуждался нарочно: мне нужно было подбадривать себя, а не одёргивать. Мне очень хотелось выступить ещё раз, и уже не пересказывать художественно наши сценарии, а говорить как стендап-комик, от себя. После этого выступления мне уже было неважно, снимут эти сценарии или нет. Они вытолкнули меня в космос, и в этом была их сила, спасибо большое.

(Один из них всё-таки превратился в фильм. Лёша Андрианов, которого мы пригласили в тот вечер, попросил наш сценарий для своего дипломного фильма на Высших курсах сценаристов и режиссёров – «Последний день Булкина И.С.». То есть наш замысел всё-таки сработал.)


COMEDY BUDDIES
Была у меня и вторая проблема. Я был уверен, что не могу работать один. Мне было сложно что-то придумать одному. Соавторство казалось мне единственной возможностью работы. И я не представлял, что смогу брать все идеи только из своей головы. В том космосе, в котором я оказался, одному было жутковато.

Павлов к стендапу интереса не проявил. Но у меня были замечательные собутыльники, которым я предложил такой план: мы вместе начинаем смотреть стендап, заниматься по Comedy Bible, и через какое-то время у нас у каждого будет какое-то количество пристойного материала, который нам самим будет нравиться. Точно так же, как в прошлый раз, мы соберём полный зал знакомых и выступим. Чтобы нас не судили совсем уж строго, мы хитроумно приурочим этот концерт к моему дню рождения.

Собутыльники согласились. Никто из них до этого не помышлял о сценической карьере, но, похоже, я был так уверен в том, что любой человек на Земле хочет быть стендап-комиком, что невольно зомбировал и их. Звали этих благородных джентльменов (и зовут по-прежнему): Верховский, Шубин и Лёня Годик.

Comedy Bible разбита на «дни» - этапы, когда тебе даётся определённое задание, которое ты должен выполнить до конца, а до этого к следующему «дню» не переходить. Задание первого дня было такое: get a gig. Очень хороший стимулирующий приём. Сначала ты записываешься на любой оупен-майк (во многих стендап-клубах проходят специальные вечера, когда выступить может любой желающий), а потом у тебя уже нет выбора, и ты должен готовить материал, чтобы сдержать слово и выступить.

Мы решили, что выступление будет 11 июля, и начали готовиться. В каком заведении, когда мы будем договариваться, получится ли у нас вообще найти заведение, которое пустит нас, придут ли люди летом – нас это почему-то не интересовало. Я был слегка идиотиком. Важная профессиональная компетенция в нашем деле.

Верховский и Шубин быстро обнаружили, что собственно стендапом заниматься им не интересно, но вот сам кипеш – встречаться, обсуждать, давать советы, волноваться, а потом напиться в баре, - весьма симпатичен, и потому они готовы помогать, чем могут. И это было важно и круто. Может, я бы справился и один, но без этой хромой бригады было бы тяжело и не так весело.

Лёня шёл до конца. Сейчас он в Германии, делает кино.

Дорогие кинодеятели, если вы гуглите Лёню Годика на предмет того, надёжный ли он парень, заверяю вас: Леонид Годик – мощный и скромный чувак. Когда всё рухнет, сгорит и утонет, когда команда придёт в отчаяние и будет помышлять о людоедстве, единственным, кто по-прежнему будет загонять ветер в паруса, окажется Лёня Годик. Если вы раздумываете, тот ли это Годик, которого вы гуглите, знайте: тот. Collector’s item.


УРА! ВПЕРЕДИ СКУЧНАЯ И ТЯЖЁЛАЯ РАБОТА!
В начале каждой шутки или bit’а, каким бы уморительным он ни был, идёт серьёзная часть (setup, premise): описание факта, ситуации, ощущения и т.п. То есть обозначается тема шутки и её примерное движение. Чем более краткой, внятной и серьёзной будет эта часть, тем (удивительное дело!) смешнее будет финал. Крис Рок в «Talking Funny» говорит, что многие комики удивляются тому, что их шутки не работают: всё потому, что они зритель не понял premise. Если сказать это правильно, шутка сработает всегда.

Сочинять их оказалось непросто и непривычно. Когда мы просто гоним на кухне, и всем весело, то темы рождаются сами собой, у всех присутствующих есть единый контекст, и всем всё понятно. Когда ты выйдешь на сцену, и тебя увидят незнакомые люди, нужно будет быстро и чётко сообщить им, о чём пойдёт речь, ввести их в свой мир и направить их мысль в нужном направлении. И ты должен быть искренним, тема должна по-честному волновать тебя, иначе зритель не шагнёт в твою сторону, и шутки не сработают уже поэтому.

Опять выяснилось, что рука судьбы написала самую подходящую для меня книжку задолго до того, как я решил пойти в стендап. Чтобы исследовать темы, которые бы по-настоящему волновали читателя, просто в качестве упражнения, Джуди Картер предлагала писать всё, что придёт в голову по поводу детства и любовных отношений. Все люди были маленькими, и почти все люди испытывали какие-то романтические чувства. То есть по этому поводу я однозначно смогу написать хоть что-то, в этих темах я могу быть искренним и честным, и почти любой зритель сможет отнестись к тому.

Удивительным образом как раз эти две темы больше всего волновали меня в то время – детские переживания и отношения с девушками. Непосильный прессинг, который я ребёнком испытывал со стороны взрослых, учителей, других детей и реальности в целом, до того времени я совсем не рефлексировал, хотя чувствовал, как эти переживания ещё живут во мне, бродят и требуют терапии. Также я постоянно ворочал в мыслях и в подсознании свои  неуклюжие влюблённости и романтические страдания длиною в двадцать лет.

Оказалось, что в стендапе боль и стресс – золотое дно. И необязательно, чтобы боль и стрессы у всех были одинаковые. У меня вот девушка чуть не умерла от астмы, у кого-то лифт второй месяц сломан, кто-то не может выиграть в тетрис, а у кого-то дочь пошла в первый класс. Сработает всё – лишь бы не врал человек.

Лёня тоже нашёл свои темы, и мы начали работать. Мы сидели вечерами и придумывали сетапы, делали их интереснее, короче, чётче. Оказалось, что это непросто – свести своё переживание к 8-10 словам. Желательно обойтись без деепричастных оборотов и сложносочинённых предложений.

Мы пытали друг друга вопросами: что тебя волнует в этой теме? То, что ты произнёс, – это то, что ты хотел сказать? Можно ли найти какие-то более точные слова? Может, в том, что тебя волнует, можно пройти глубже?

С Верховским и Шубиным мы вспоминали своё детсадовское детство, школьные кошмары, пытались выделить оттуда что-то общее и свести это к тем же 8-10 словам. Я им что-то рассказывал, они это как-то комментировали, что-то припоминали, и постепенно из всей это груды я выколупывал аккуратные и внятные сетапы.

Вряд ли это было каждый день. Через день-два, скорее всего. Днём я писал свой сценарий, смотрел стендап, записывал какие-то идеи, если они были, спал, а вечером приходили парни, мы выпивали, обсуждали всё это, смотрели кино и ночью расходились или засыпали.


БЛОКНОТЫ И РУЧКИ
К блокнотам и ручкам я подхожу с кретиническим педантизмом.

Поначалу у нас с Лёней были небольшие молескины. Но я быстро понял, что это читерство. В небольшом блокноте ты мгновенно исписываешь целую страницу, и тебе кажется, что ты хорошо поработал, хотя это иллюзия. Как только переходишь на блокнот А4, то приходится поработать уже по-настоящему. Да и там страница в день выглядит жалко – рядом ещё одна и пустая. Её тоже нужно покрыть какими-то идеями. И как только расправляешься с ней, оказывается, что есть ещё одна мысль, которую нужно записать. Ты переходишь на новую страницу, и всё начинается сначала.

От первого выступления у меня не осталось материалов в компьютере – только в блокноте. Сейчас я переношу в Word всё, что напишу вручную, но тогда мне удавалось все шутки держать в голове. Во-первых, материала было не так много, а во-вторых, я почти не думал ни о чём другом. Я часто прокручивал материал в голове, почти каждый день проговаривал его перед ребятами – всё как-то само собой легло в память.

С тех пор я записываю вообще всё, что приходит в голову, и сберегаю это. Никогда не знаешь, из чего родится шутка. За четыре года я исписал кучу блокнотов и пригоршню ручек. Храню все.

Исписанная ручка – тоже показатель того, что ты хорошо поработал. Гелевые, роллеры, капиллярные – всё это для малышни. Исписать гелевую ручку можно за два дня. Чтобы держать себя в тонусе, я нашёл жёлтые шариковые ручки Bic. Не знаю, сколько чернил в них заливают, но фиг испишешь.

Вот мой склад.



Собственно, этими крошечными достижениями (исписанная страница, пустая ручка) я и мерял свои победы. Нужно хвалить себя за проделанную работу и сосредотачиваться на мелких целях. Гениальный совет из «Comic Toolbox»: lower your sights. Не нужно замахиваться сразу на целое шоу, на целую карьеру комика. Здесь и сейчас нужно сосредоточиться на одном конкретном сетапе. Потом на одной шутке. Потом – на одной странице сырого материала. Сделал – похвали себя. Твой весёлый демон порадуется и в благодарность за похвалу сделает что-то ещё.


GET A GIG
В конце мая я стал опрашивать знакомых: не подскажут ли они место, где мы могли бы выступить. Как я сейчас понимаю, требования к заведению я предъявлял просто запредельные: там должен быть зал без бара, со сценой и хорошим светом, непроходной, стулья стоят рядами, а не возле столиков, и во время выступления там не ходят официанты. А ещё бесплатный вход. Таких мест в Москве очень мало. И при этом меня и Лёню никто как артистов не знает, это наш первый концерт, то есть никакого демо или ролика в ютюбе у меня нет. Но я был счастливым придурком и был уверен, что всё сложится, как я мечтаю.

При этом клубов-то я толком не знал. Мне нравилась музыка в «Лётчике» и в «Культе», и этими заведениями моя клубная жизнь ограничивалась.

И тут вдруг одна моя знакомая (Адель-Мадель, привет и спасибо!) говорит: «А я работала официанткой в «PodМосковье», там как раз то, что тебе надо. Давай сходим, я тебя познакомлю с кем надо». Мы пришли. И по странному стечению обстоятельств в этот вечер там не было никого, кого бы Аделя знала. То есть мы пришли просто с улицы. И наткнулись на арт-директора.

Даша Алемасцева. Не было никаких объективных причин для того, чтобы арт-директор рок-клуба в центре города, рядом с Арбатом, ходового места, где уже выступали известные ребята типа Sunsay’я и Скляра, пустил туда никому не известного стендап-комика, которого этот арт-директор видит впервые в жизни. Но, видимо, судьба опять приложила свою невидимую руку к Дашиному уху и что-то ей нашептала. Мы удивительно быстро договорились: я и Лёня выступаем в четверг, в 20:00, бесплатно, клуб не берёт денег со зрителей, а мы гарантируем, что придёт человек 60-70.

Зал был классный.


Сцена удобная, звук и свет – как мне надо.

(Даша оказалась очень чутким человеком и замечательным арт-директором и помогала мне в будущем. Клуба «PodМосковье» уже нет, на его месте построили новый, ещё лучше, но сразу же после открытия у руководства начался конфликт с РАТИ и с соседями, и клуб не работает. Очень жаль. Судя по фото, там было бы классно повыступать.)

Я встал на сцену и померил её шагами – в стороны и вглубь. Придя домой, я обозначил такое же пространство у себя на полу и по краям этого пространства приклеил прозрачным  скотчем бумажки с надписью «funny zone». Они у меня до сих пор и уже действуют на меня гипнотически, как звоночек Павлова на одноимённых собак. Когда я сочиняю или прогоняю материал и встаю в эту funny zone, слова начинают появляться сами, и я почему-то становлюсь более смешным.

Окончание здесь.

  • 1
it УРА!

сейчас почитаю

Благодаря твоему влиянию it теперь всё подписывает.
Если не дочитаешь, я пойму.

"Чтобы здесь был свет, ток должен идти по нам." и "Я был слегка идиотиком. Важная профессиональная компетенция в нашем деле." - fuck yeah!

Я только не поняла: почему такие истории попадаются сейчас, когда сам ходишь в маечке BTDT? Вот хоть бы раз что-то подобное прочесть, когда уходишь с работы с мыслью: "Да пошли вы все к чертовой матери!" Иначе на небесах опыт проживания не засчитывают что ли? %)

Замечательная и сама история, и ее рассказ.
Неожиданно только было встретить Верховского в нем :-)

Ушла читать продолжение :-)

спасибо за пост!
(просто чтобы коля куликов знал, что тут ещё один читатель, который прочитал)

Охренительно написано, спасибо!

Кстати, сейчас не упомню, но у тебя в шоу было некоторое количество чуть ли не прямых отсылок к Иззарду. О, Иззард. Царь и бог, его не скучно пресматривать в любое время суток хоть по сотому разу. На втором месте Карлин, и третье отдам молодому Эдди Мёрфи, а четвёртое Крису Року.

Спасибо тебе коля за настоящий стендап. И кукуцу, за то что пригласил пару лет назад яндексоидов на тусовку в подмосковье.

Вот мы с тобой, Коля, и позавтракали вместе.
Спасибо!

не понял юмора

а где можно посмотреть видео с твоих выступлений?

Возвращение к истокам

Супер! Пошел читать вторую часть

P.S.: Вроде как работает уже Капуста, пора устроить там шоу, вспомнить молодость, т.к. в Подмосковье было очень круто и зал обалденный))

P.P.S.: Даже в кадр попали на последней фотке, как же это было давно...

Большое спасибо за этот пост!
Очень круто написано!

Не могу сказать, что мне очень нравятся твои стендапы (из того, что есть в сети), но быть первым - всегда сложно! Огромный респект, Коля!

Мой любимый стэндапщик - тоже Иззард, если не видел, посмотри последний документальный фильм о нем - "Believe", о том, как он из жопы выбирался.

А сейчас смотрю все шоу Ross Noble, гениального британского импровизатора, он совсем крэйзи, и в его шоу на 1.5 часа в лучшем случае 3-4 шутки прописаны.. Удивительный.

огромное спасибо!!!!

действительно вдохновляет. зафренжу и начну изучать внимательнее

Хорошее руководство к действию.

Спасибо! Увлеклась вашей историей.

  • 1
?

Log in